Как делаются великие дела

 Публичный пост
28 июля 2023  381
Держи месяц

Дисклеймер. Эта серия постов "Переводы от Sesevor" создается специально для нашего клуба в ознакомительно-развлекательных целях. Для тех из вас, кому интересно, что происходит в мире в различных областях бизнеса.

Наша цель — собрать для вас передовые идеи, которые можно взять себе на вооружение и применить их прямо сейчас, или подумать о развитии своего бизнеса и, возможно, откорректировать курс на ближайшие годы.

Пост № 37. Сегодняшняя статья посвящена только одному вопросу: как найти любимое дело и сотворить великие вещи? Или, на крайний случай, как делать работу хорошо и получать от нее удовольствие? Набираемся терпения и опыта вместе с Полом Грэмом, американским программистом, писателем, автором книг по программированию.

Как делаются великие дела

Если бы вы собрали списки методик выполнения отличной работы в самых разных областях, как бы выглядело пересечение? Я решил выяснить это, создав его.

Мысль 1-я

Отчасти моей целью было создать руководство, которым мог бы воспользоваться человек, работающий в любой области. Но мне также было интересно узнать, какой формы будет перекресток. И это упражнение показало, что у него есть определенная форма; это не просто точка с надписью "много работать".

Следующий рецепт предполагает, что вы очень амбициозны.

Первый шаг - решить, над чем работать. 

Выбранная работа должна обладать тремя качествами:

  • это должно быть то, к чему у вас есть природные способности;

  • то, что вас глубоко интересует;

  • то, что открывает возможности для выполнения большой работы.

На практике о третьем критерии можно особо не беспокоиться. Амбициозные люди и так слишком консервативны в этом вопросе. Поэтому все, что вам нужно сделать, - это найти то, к чему у вас есть склонность и интерес. [1]

Звучит просто, но зачастую это довольно сложно. В молодости вы еще не знаете, что у вас получается, и что представляют собой различные виды работ. Некоторые виды работ, которыми вы будете заниматься, возможно, еще даже не существуют. Поэтому если некоторые люди знают, чем они хотят заниматься, уже в 14 лет, то большинству приходится это выяснять.

Выяснить, чем заниматься, можно только работая.

Если вы не знаете, над чем работать, придется угадывать. Выберите что-нибудь и начните. Вероятно, в некоторых случаях вы будете ошибаться, но это нормально. Полезно разбираться во многих вещах; некоторые из самых больших открытий происходят благодаря тому, что вы замечаете связи между различными областями.

Выработайте привычку работать над собственными проектами. Не допускайте, чтобы слово "работа" означало что-то, что вам говорят делать другие люди. Если однажды вам и удастся сделать большую работу, то, скорее всего, это будет собственный проект. Возможно, это будет часть какого-то более крупного проекта, но вы будете управлять своей частью проекта.

Какими должны быть Ваши проекты? Такими, которые кажутся вам захватывающе амбициозным.

По мере взросления и развития Вашего вкуса к проектам интересное и важное будут сближаться. В 7 лет может показаться захватывающе амбициозным строить огромные вещи из Lego, в 14 - учить себя исчислению, а в 21 - изучать вопросы физики, на которые нет ответов. Всегда сохраняйте увлеченность.

Есть такая разновидность возбужденного любопытства, которая является одновременно и двигателем, и рулем великой работы. Оно не только подтолкнет вас, но и, если вы дадите ему волю, покажет, над чем нужно работать.

Что вызывает у вас чрезмерное любопытство, любопытство такой степени, что большинству других людей оно наскучило бы? Это именно то, что вы ищете.

Как только вы нашли то, что вас чрезмерно интересует, следующий шаг - узнать об этом достаточно, чтобы оказаться на одной из границ познания.

Знания расширяются фрактально, и издалека их края выглядят гладкими, но как только вы узнаете достаточно, чтобы приблизиться к одному из них, окажется, что они полны пробелов.

Следующий шаг - заметить их. Это требует определенного навыка, поскольку ваш мозг стремится игнорировать такие пробелы, чтобы создать более простую модель мира. Многие открытия были сделаны благодаря тому, что мы задавали вопросы о вещах, которые все остальные считали само собой разумеющимися. [2]

Если ответы кажутся странными, тем лучше. Великие работы часто имеют оттенок странности. Это видно на примере живописи и математики. Пытаться создать ее было бы вредно, но если она появляется, примите ее.

Смело гонитесь за необычными идеями, даже если другие люди не заинтересованы в них - более того, особенно если они не заинтересованы.

Если вы в восторге от какой-то возможности, которую все остальные игнорируют, и у вас достаточно опыта, чтобы точно сказать, что именно они все игнорируют, то это самое лучшее пари, которое вы можете найти. [3]

Четыре шага: выбрать область, узнать достаточно, чтобы добраться до границы, заметить пробелы, изучить перспективные направления. Так поступали практически все, кто добился больших успехов, - от художников до физиков.

Второй и четвертый шаги потребуют напряженной работы. Вероятно, невозможно доказать, что для совершения великих дел, нужно много работать, но эмпирические доказательства этого находятся на уровне доказательств смертности. Вот почему так важно работать над тем, что вам глубоко интересно. Интерес заставит вас работать усерднее, чем простое трудолюбие.

Три самых сильных мотива - это любопытство, восторг и желание сделать что-то впечатляющее. Иногда они объединяются, и такое сочетание является самым мощным из всех.

Большая удача - открытие нового фрактального бутона. Вы замечаете трещину на поверхности знаний, открываете ее, а внутри оказывается целый мир.

Мысль 2-я

Поговорим еще немного о том, как сложно понять, над чем работать.

Главная причина сложности заключается в том, что о большинстве видов работы нельзя судить, только выполнив ее.

Это означает, что четыре этапа дублируют друг друга: возможно, вам придется работать над чем-то годами, прежде чем вы поймете, насколько это вам нравится или насколько хорошо вы в этом разбираетесь.

А в это время вы не делаете и, следовательно, не узнаете о большинстве других видов работы. Так что в худшем случае вы делаете поздний выбор на основе очень неполной информации. [4]

Природа амбиций усугубляет эту проблему. Амбиции бывают двух видов: те, которые предшествуют интересу к предмету, и те, которые вырастают из него. У большинства людей, добившихся больших успехов в работе, они смешаны, и чем больше у вас первых, тем труднее решить, что делать.

Системы образования в большинстве стран делают вид, что это легко. Они ожидают, что вы посвятите себя той или иной сфере деятельности задолго до того, как узнаете, какова она на самом деле.

И в результате амбициозный человек, идущий по оптимальной траектории, часто считывается системой как случай поломки.

Было бы лучше, если бы они хотя бы признали это - если бы они признали, что система не только не может помочь вам понять, над чем работать, но и построена в расчете на то, что вы каким-то волшебным образом догадаетесь об этом, будучи подростком.

Вам не говорят, но я скажу: когда дело доходит до того, чтобы понять, над чем работать, вы предоставлены сами себе. Кому-то повезет, и он угадает правильно, но остальные будут карабкаться по диагонали по дорожкам, проложенным в расчете на то, что все угадают.

Что же делать, если вы молоды и амбициозны, но не знаете, над чем работать?

Не следует пассивно дрейфовать, полагая, что проблема решится сама собой. Необходимо действовать. Но нет никакой систематической процедуры, которой можно было бы следовать.

Когда читаешь биографии людей, добившихся больших успехов, поражает, как много в них удачи. Они узнали, над чем нужно работать, в результате случайной встречи или прочитав случайно попавшую в руки книгу. Поэтому нужно сделать себя большой мишенью для удачи, и способ сделать это - быть любопытным.

Пробуйте многое, встречайтесь со многими людьми, читайте много книг, задавайте много вопросов[5]. 

Если сомневаетесь, оптимизируйте интересность. Области меняются по мере того, как вы узнаете о них больше. Например, то, чем занимаются математики, сильно отличается от того, что вы проходите на уроках математики в средней школе.

Поэтому нужно дать шанс разным видам работ показать, что они из себя представляют. Но область должна становиться все более интересной по мере того, как вы узнаете о ней больше. Если этого не происходит, то, скорее всего, это не для вас.

Не волнуйтесь, если вы обнаружите, что вас интересуют совсем не те вещи, которые интересуют других людей. Чем необычнее ваши вкусы в плане интересности, тем лучше. Странные вкусы часто бывают сильными, а сильный вкус к работе означает, что вы будете продуктивны. А вероятность найти что-то новое выше, если вы ищете там, где до вас мало кто искал.

Одним из признаков того, что Вы подходите для какой-то работы, является то, что Вам нравятся даже те части, которые другие люди считают утомительными или пугающими.

Но рабочие сферы - это не люди, и вы не должны быть им преданны. Если в процессе работы над одним делом вы обнаружите другое, более увлекательное, не бойтесь сменить его.

Если вы создаете что-то для людей, убедитесь, что это что-то действительно им нужно. Лучший способ сделать это - создать что-то, чего хотите вы сами.

Напишите историю, которую вы хотите прочитать; создайте инструмент, который вы хотите использовать. Поскольку ваши друзья, скорее всего, имеют схожие интересы, это также позволит вам получить свою первоначальную аудиторию.

Это следует из правила увлекательности. Очевидно, что наиболее интересной для написания будет та история, которую вы захотите прочитать.

Причина, по которой я специально упоминаю этот случай, заключается в том, что очень многие люди поступают неправильно. Вместо того чтобы создавать то, что хочется им самим, они пытаются создать то, что хочет некая воображаемая, более искушенная аудитория. И как только вы пойдете по этому пути, вы заблудитесь. [6]

Есть много сил, которые могут сбить вас с пути, когда вы пытаетесь понять, над чем работать. Вычурность, мода, страх, деньги, политика, чужие желания, явные мошенники. Но если вы будете придерживаться того, что вам действительно интересно, вы будете защищены от всех этих факторов. Если вам интересно, вы не заблудитесь.

Мысль 3-я

Следование своим интересам может показаться довольно пассивной стратегией, но на практике это означает преодоление всевозможных препятствий. Как правило, приходится рисковать отказом и неудачей. Так что это требует немалой доли смелости.

Но если смелость необходима, то планирование, как правило, не требуется. В большинстве случаев рецепт отличной работы сводится к следующему: упорно работайте над захватывающими амбициозными проектами, и в результате получится что-то хорошее. Вместо того чтобы разрабатывать план и затем его выполнять, вы просто пытаетесь сохранить определенные инварианты.

Проблема с планированием заключается в том, что оно работает только для тех достижений, которые можно описать заранее.

Вы можете выиграть золотую медаль или разбогатеть, решив это еще в детстве и затем упорно добиваясь этой цели, но вы не сможете таким образом открыть естественный отбор.

Я думаю, что для большинства людей, желающих добиться высоких результатов, правильная стратегия - не планировать слишком много. На каждом этапе нужно делать то, что кажется наиболее интересным и дает наилучшие возможности для будущего.

Я называю такой подход "идти по ветру". Именно так, по-видимому, поступает большинство людей, добившихся больших успехов в работе.

Мысль 4-я

Даже если вы нашли что-то интересное, работать над этим не всегда просто. Бывают случаи, когда новая идея заставляет вас утром вскочить с постели и сразу приступить к работе. 

Но бывает и так, что все совсем не так.

Нельзя просто так взять и спустить парус, чтобы вдохновение понесло вас вперед. Есть встречные ветры, течения и скрытые мели. Поэтому в работе, как и в плавании, есть своя техника.

Например, хотя вы должны работать много, можно работать слишком много, и если вы это сделаете, то обнаружите, что получаете убывающую отдачу: усталость сделает вас глупым, а в конечном итоге даже повредит вашему здоровью. Точка, после которой работа приносит убывающую отдачу, зависит от ее вида.

Некоторые из самых тяжелых видов работы можно выполнять только в течение четырех или пяти часов в день.В идеале эти часы должны быть непрерывными.

По мере возможности старайтесь организовать свою жизнь так, чтобы у вас были большие блоки времени для работы. Если вы будете знать, что вас могут прервать, то не станете браться за сложные задачи.

Начать работать, скорее всего, будет труднее, чем продолжать. Вам часто придется обманывать себя, чтобы преодолеть этот первоначальный порог. Не переживайте по этому поводу - это природа работы, а не недостаток Вашего характера.

Работа имеет определенную энергию активации, как для каждого дня, так и для каждого проекта. И поскольку этот порог фальшивый в том смысле, что он выше, чем энергия, необходимая для продолжения работы, то вполне нормально сказать себе ложь соответствующего масштаба, чтобы преодолеть его.

Обычно врать себе - ошибка, если вы хотите сделать большую работу, но это один из редких случаев, когда это не так.

Когда мне не хочется приступать к работе утром, я часто обманываю себя, говоря: "Я просто прочитаю то, что у меня есть на данный момент". Через пять минут я нахожу что-то, что кажется мне ошибочным или неполным, и приступаю к работе.

Аналогичные приемы работают и при начале новых проектов. Например, можно соврать себе, что проект потребует много работы. Многие великие дела начинались с того, что кто-то говорил: "Неужели это так сложно?".

Это тот случай, когда молодые имеют преимущество. Они более оптимистичны, и хотя одним из источников их оптимизма является невежество, в данном случае невежество иногда может победить знание.

Старайтесь доводить начатое до конца, даже если это окажется сложнее, чем вы ожидали. Доведение дела до конца - это не просто упражнение в аккуратности или самодисциплине. Во многих проектах самые лучшие результаты достигаются на том этапе, который должен был стать заключительным.

Еще одна допустимая ложь - преувеличение важности того, над чем вы работаете, по крайней мере, в своем воображении. Если это поможет вам открыть что-то новое, то может оказаться, что это была вовсе не ложь. [7]

Мысль 5-я

Поскольку существует два смысла начала работы - по дням и по проектам, то существует и две формы промедления. Промедление с проектом гораздо опаснее. 

Вы откладываете начало амбициозного проекта из года в год, потому что время еще не пришло. Когда вы откладываете на единицы лет, вы можете многого не успеть сделать. [8]

Одна из причин, по которой откладывание проекта так опасно, заключается в том, что оно обычно маскируется под работу. Вы не просто сидите и ничего не делаете, вы старательно работаете над чем-то другим. Поэтому откладывание на потом не вызывает таких тревог, как откладывание на день. Вы слишком заняты, чтобы заметить это.

Способ борьбы с ним заключается в том, чтобы время от времени останавливаться и спрашивать себя: "Работаю ли я над тем, над чем мне больше всего хочется работать?"

В молодости это нормально, если иногда ответ будет отрицательным, но с возрастом это становится все более опасным. [9]

Мысль 6-я

Отличная работа, как правило, предполагает трату времени на решение проблемы, которое большинству людей кажется неоправданно большим. Нельзя воспринимать это время как затраты, иначе они покажутся слишком высокими.

Вы должны находить работу достаточно увлекательной в процессе ее выполнения.

Возможно, есть работы, где приходится годами усердно заниматься тем, что ненавидишь, прежде чем доберешься до самого интересного, но это не то, как происходит великая работа.

Великая работа достигается путем постоянного сосредоточения на том, что вам действительно интересно. Когда вы останавливаетесь, чтобы подвести итоги, вы удивляетесь тому, как далеко вы продвинулись.

Причина нашего удивления заключается в том, что мы недооцениваем кумулятивный эффект работы.

Написать страницу в день - это не так уж много, но если делать это каждый день, то за год можно написать книгу. Вот в чем ключ: последовательность. Люди, которые добиваются больших успехов, не делают много каждый день. Они делают что-то, а не ничего.

Если вы выполняете работу, которая постоянно усложняется, вы получите экспоненциальный рост. Большинство людей делают это неосознанно, но стоит задуматься. Например, обучение - это пример такого явления: чем больше вы узнаете о чем-то, тем легче вам будет узнать больше. Наращивание аудитории - еще один пример: чем больше у вас поклонников, тем больше новых поклонников они вам приведут.

Проблема экспоненциального роста заключается в том, что вначале кривая кажется плоской. Это не так; это все еще замечательная экспоненциальная кривая. Но мы не можем понять это интуитивно, поэтому недооцениваем экспоненциальный рост на его ранних стадиях.

Что-то, что растет по экспоненте, может стать настолько ценным, что стоит приложить чрезвычайные усилия для его запуска. Но поскольку мы недооцениваем экспоненциальный рост на ранних стадиях, это происходит в основном бессознательно.

Люди проходят через начальную, не приносящую удовлетворения фазу изучения чего-то нового, потому что по опыту знают, что изучение нового всегда требует первоначального толчка, или наращивают аудиторию по одному поклоннику за раз, потому что им нечем заняться.

Если бы люди осознанно понимали, что они могут инвестировать в экспоненциальный рост, то гораздо большее их число сделало бы это.

Мысль 7-я

Работа происходит не только тогда, когда вы пытаетесь это сделать. Есть такой вид ненаправленного мышления, как ходьба, принятие душа или лежание в постели, который может быть очень мощным.

Позволив своему разуму немного побродить, вы часто решаете проблемы, которые не смогли решить с помощью лобовой атаки.

Однако для того, чтобы воспользоваться этим феноменом, необходимо напряженно работать в обычном режиме. Вы не можете просто ходить и мечтать. Мечтания должны чередоваться с целенаправленной работой, которая подпитывает их вопросами. [10]

Все знают, что нужно избегать отвлекающих факторов на работе, но важно избегать их и во второй половине цикла. Когда вы позволяете своим мыслям блуждать, они блуждают по тому, что вас больше всего волнует в данный момент.

Поэтому избегайте тех отвлекающих факторов, которые вытесняют вашу работу с первого места, иначе вы будете тратить этот ценный вид мышления на отвлекающие факторы. (Исключение: не избегайте любви).

Мысль 8-я

Сознательно прививайте себе вкус к работам, выполненным в вашей области. Пока вы не узнаете, что является лучшим и что делает его таковым, вы не будете знать, к чему стремиться.

А стремиться нужно именно к этому, потому что если не стараться быть лучшим, то и хорошим не станешь. Это наблюдение было сделано столькими людьми в самых разных областях, что, наверное, стоит задуматься, почему оно верно.

Возможно, это связано с тем, что амбиции - это явление, при котором почти все ошибки происходят в одном направлении - почти все снаряды, которые попадают в цель, попадают в нее, не долетев до нее.

Или потому, что стремление быть лучшим качественно отличается от стремления быть хорошим. А может быть, быть хорошим - это просто слишком расплывчатый стандарт. Возможно, все три варианта верны. [11]

К счастью, здесь есть своеобразная экономия на масштабе. Хотя может показаться, что, стараясь быть лучшим, вы взваливаете на себя непосильную ношу, на практике вы часто оказываетесь в чистом выигрыше. Это интересно и, как ни странно, освобождает. Это упрощает ситуацию. В некотором смысле проще стараться быть лучшим, чем просто быть хорошим.

Один из способов поставить перед собой высокую цель - попытаться сделать что-то такое, что будет интересно людям и через сто лет.

Не потому, что их мнение имеет большее значение, чем мнение ваших современников, а потому, что то, что и через сто лет будет казаться хорошим, с большей вероятностью окажется действительно хорошим.

Мысль 9-я

Не пытайтесь работать в каком-то особом стиле. Просто старайтесь делать свою работу как можно лучше, и тогда она не будет лишней.

Стиль - это умение делать что-то свое, не пытаясь это делать. Попытка - это жеманство.

Аффектация - это, по сути, притворство, что работу выполняете не вы, а кто-то другой. Вы принимаете впечатляющую, но фальшивую личину, и, хотя вы довольны впечатлением, фальшь проявляется в работе [12].

Искушение быть кем-то другим наиболее сильно для молодых. Они часто чувствуют себя никем.

Но беспокоиться об этом не стоит, потому что эта проблема решается сама собой, если работать над достаточно амбициозными проектами.

Если ты добился успеха в амбициозном проекте, то ты уже не никто, ты - человек, который это сделал. Так что просто делайте работу, и ваша личность сама о себе позаботится.

Мысль 10-я

"Избегай жеманства" - полезное правило, но как выразить эту мысль позитивно? Как сказать, что должно быть, а не что не должно быть? Лучший ответ - искренне. Если вы искренни, вы избегаете не только жеманства, но и целого ряда подобных пороков.

Суть искренности - в интеллектуальной честности. Нас с детства учат, что честность - это бескорыстная добродетель, своего рода жертвенность. Но на самом деле это еще и источник силы. Чтобы увидеть новые идеи, нужен исключительно острый глаз на правду.

Вы пытаетесь увидеть больше правды, чем до сих пор видели другие. А как можно видеть истину, если ты интеллектуально нечестен?

Один из способов избежать интеллектуальной нечестности - поддерживать небольшое положительное давление в противоположном направлении. Будьте готовы признать, что вы ошибаетесь. Как только вы признаете, что в чем-то заблуждались, вы свободны. До тех пор вам придется нести это на себе. [13]

Другой, более тонкой составляющей серьезности является неформальность. Неформальность гораздо важнее, чем следует из ее грамматически отрицательного названия. Это не просто отсутствие чего-либо. Она означает сосредоточенность на том, что важно, а не на том, что не важно.

Формальность и жеманство объединяет то, что, выполняя работу, вы стараетесь выглядеть определенным образом. Но любая энергия, направленная на то, как вы выглядите, вытекает из того, что вы хороши. Это одна из причин, по которой ботаники имеют преимущество в выполнении отличной работы: они тратят мало усилий на то, чтобы казаться кем-то. Собственно, это и есть определение ботаника.

Ботаникам свойственна невинная смелость, которая как раз и нужна для того, чтобы делать отличную работу. Этому не учатся, это сохраняется с детства. Так что держитесь за него. Будьте тем, кто выкладывает свои идеи, а не тем, кто сидит в сторонке и предлагает изощренно звучащую критику. "Критиковать легко" - это правда в самом прямом смысле, а путь к великой работе никогда не бывает легким.

Может быть, в некоторых профессиях и выгодно быть циником и пессимистом, но если вы хотите делать великую работу, то выгодно быть оптимистом, даже если это означает, что иногда вы рискуете выглядеть дураком.

Существует старая традиция делать все наоборот. В Ветхом Завете говорится, что лучше молчать, чтобы не показаться дураком. Но это совет для того, чтобы казаться умным. Если же вы действительно хотите открыть что-то новое, то лучше рискнуть и рассказать о своих идеях.

Некоторые люди искренни от природы, а от других это требует сознательных усилий. Любой вид искренности будет достаточным. Но я сомневаюсь, что без искренности можно сделать большую работу. У вас нет достаточной свободы действий, чтобы учесть искажения, вносимые влиянием, интеллектуальной нечестностью, ортодоксальностью, модой или крутизной [14].

Мысль 11-я

Великая работа соответствует не только тому, кто ее сделал, но и самой себе. Как правило, все в ней едино. Поэтому, если вы стоите перед выбором в середине работы над чем-то, спросите, какой выбор будет более последовательным.

Возможно, вам придется выбросить что-то и переделать. Не обязательно, но вы должны быть готовы к этому. А это может потребовать определенных усилий; когда вам нужно что-то переделать, предубеждение против статус-кво и лень не позволят вам отрицать это.

Чтобы победить это, спросите себя: если бы я уже произвел изменения, захотел бы я вернуться к тому, что у меня есть сейчас?

Умейте сокращать. Не оставляйте вещь, которая вам не подходит, только потому, что вы ею гордитесь, или потому, что она стоила вам больших усилий.

Действительно, в некоторых видах работы полезно разделить то, что вы делаете, на составляющие. Результат будет более концентрированным, вы лучше поймете его и не сможете обманывать себя по поводу того, есть ли в нем что-то настоящее.

Математическая элегантность может показаться простой метафорой, взятой из искусства. Именно так я подумал, когда впервые услышал термин "элегантный" применительно к доказательству. Но теперь я подозреваю, что это концептуально предшествует тому, что главным ингредиентом художественной элегантности является математическая элегантность. Во всяком случае, это полезный стандарт далеко за пределами математики.

Однако элегантность может быть долгосрочной ставкой. Трудоемкие решения часто имеют больший престиж в краткосрочной перспективе. Они требуют больших усилий, их трудно понять, и оба эти фактора производят на людей впечатление, по крайней мере, временное.

В то время как некоторые из самых лучших работ будут выглядеть так, как будто они потребовали сравнительно небольших усилий, потому что в некотором смысле они уже существовали. Ее не нужно было создавать, ее нужно было просто увидеть. Это очень хороший знак, когда трудно сказать, создаешь ты что-то или открываешь.

Когда вы выполняете работу, которую можно рассматривать как создание или открытие, делайте выбор в пользу открытия. 

Попробуйте представить себя в роли проводника, через который идеи обретают свою естественную форму.

Как ни странно, исключением является проблема выбора проблемы (темы исследования) для работы. Обычно это рассматривается как поиск, но в лучшем случае это больше похоже на создание чего-то. В лучшем случае вы создаете поле в процессе его изучения.

Аналогично, если вы пытаетесь создать мощный инструмент, сделайте его безвозмездно неограниченным. Мощный инструмент почти по определению будет использоваться так, как вы не ожидали, поэтому лучше отказаться от ограничений, даже если вы не знаете, какую пользу это принесет.

Великая работа часто похожа на инструмент, поскольку является тем, на чем строят другие. Так что это хороший знак, если Вы создаете идеи, которые могут быть использованы другими, или раскрываете вопросы, на которые могут ответить другие. Лучшие идеи имеют последствия в самых разных областях.

Если вы выражаете свои идеи в наиболее общей форме, они окажутся вернее, чем вы предполагали.

Мысль 12-я

Истинность сама по себе, конечно, недостаточна. Великие идеи должны быть истинными и новыми. 

А для того, чтобы увидеть новые идеи даже после того, как вы узнали достаточно, чтобы добраться до одного из рубежей знаний, требуется определенная способность.

В английском языке мы даем этой способности такие названия, как originality, creativity, imagination. И кажется разумным дать ей отдельное название, поскольку она действительно представляется в какой-то степени отдельным навыком. Можно обладать большими способностями в других отношениях - иметь большое количество того, что часто называют "техническими способностями", - и при этом не иметь таких способностей.

Мне никогда не нравился термин "творческий процесс". Мне кажется, что он вводит в заблуждение.

Оригинальность - это не процесс, а привычка ума. Оригинально мыслящие люди выкидывают новые идеи по поводу того, на чем они сосредоточены, как угловая шлифовальная машина выкидывает искры. Они ничего не могут с этим поделать.

Если то, на чем они сосредоточены, им не очень понятно, то эти новые идеи могут быть не очень хорошими. Один из самых оригинальных мыслителей, которых я знаю, после развода решил сосредоточиться на знакомствах. Он знал о знакомствах примерно столько же, сколько средний 15-летний подросток, и результаты оказались впечатляюще красочными. Но то, что оригинальность была отделена от опыта, сделало ее природу еще более очевидной.

Я не знаю, можно ли воспитать в себе оригинальность, но определенно есть способы извлечь максимум из того, что у вас есть. Например, вероятность появления оригинальных идей гораздо выше, когда вы над чем-то работаете.

Оригинальные идеи приходят не от того, что вы пытаетесь их придумать. Они приходят от попыток построить или понять что-то немного слишком сложное. [15]

Говорить или писать о том, что Вас интересует, - хороший способ генерировать новые идеи. Когда вы пытаетесь выразить свои идеи словами, отсутствующая идея создает своего рода вакуум, который вытягивает ее из вас. Действительно, есть такой вид мышления, который может быть осуществлен только в письменной форме.

Смена контекста может помочь. Если вы посетите новое место, то часто обнаружите, что там у вас появляются новые идеи. Само путешествие часто вытесняет их. Но для получения этой пользы, возможно, не нужно далеко ехать. Иногда достаточно просто прогуляться. [16]

Также полезно путешествовать в пространстве тем. У вас появится больше новых идей, если вы исследуете множество различных тем, отчасти потому, что это дает угловой шлифовальной машине большую площадь для работы, а отчасти потому, что аналогии являются особенно плодотворным источником новых идей.

Однако не стоит равномерно распределять свое внимание между многими темами, иначе вы слишком истощите себя. Лучше распределить его по закону мощности. [17]

Профессионально интересуйтесь несколькими темами, а на досуге - многими другими.

Любопытство и оригинальность тесно связаны. Любопытство питает оригинальность, давая ей новые поводы для работы. Но связь между ними более тесная. Любопытство само по себе является разновидностью оригинальности; оно примерно так же относится к вопросам, как оригинальность к ответам.

А поскольку в лучшем случае вопросы - это большая составляющая ответов, то в лучшем случае любопытство - это творческая сила.

Мысль 13

Появление новых идей - странная игра, потому что обычно она заключается в том, что вы видите то, что было у вас под носом. Как только вы увидели новую идею, она, как правило, кажется очевидной. Почему никто не додумался до этого раньше?

Когда идея кажется одновременно и новой, и очевидной, она, скорее всего, хороша.

Увидеть что-то очевидное - звучит просто. А вот эмпирически получить новые идеи сложно. В чем же источник этого кажущегося противоречия? Дело в том, что для того, чтобы увидеть новую идею, обычно требуется изменить свой взгляд на мир.

Мы видим мир с помощью моделей, которые одновременно помогают и ограничивают нас. Когда вы исправляете сломанную модель, новые идеи становятся очевидными. Но заметить и исправить сломанную модель непросто. Вот почему новые идеи могут быть одновременно и очевидными, и в то же время трудными для обнаружения: их легко увидеть после того, как вы сделаете что-то трудное.

Один из способов обнаружить сломанные модели - быть строже других людей. Сломанные модели мира оставляют следы в местах их столкновения с реальностью. Большинство людей не хотят видеть эти улики.

Было бы преуменьшением сказать, что они привязаны к своей текущей модели; это то, в чем они мыслят; поэтому они будут склонны игнорировать след, оставленный ее поломкой, каким бы заметным он ни казался в ретроспективе.

Чтобы найти новые идеи, нужно не отворачиваться, а улавливать признаки разрушения. Именно так поступил Эйнштейн. Он смог увидеть дикие последствия уравнений Максвелла не столько потому, что искал новые идеи, сколько потому, что был более строг.

Еще одна вещь, которая необходима, - это готовность нарушать правила.

Как бы парадоксально это ни звучало, но если вы хотите исправить свою модель мира, то вы являетесь человеком, которому удобно нарушать правила. С точки зрения старой модели, которую все, включая вас, изначально разделяют, новая модель обычно нарушает как минимум неявные правила.

Немногие понимают, насколько необходимо нарушать правила, потому что новые идеи кажутся гораздо более консервативными, когда они добиваются успеха.

Они кажутся совершенно разумными, когда вы используете ту новую модель мира, которую они принесли с собой. Но в то время это было не так; потребовалась большая часть столетия, чтобы гелиоцентрическая модель стала общепринятой даже среди астрономов, потому что она казалась настолько неправильной.

Действительно, если задуматься, то новая хорошая идея должна казаться большинству людей плохой, иначе кто-нибудь уже исследовал бы ее. Поэтому вы ищете идеи, которые кажутся безумными, но именно безумными. Как их распознать? С уверенностью сказать нельзя.

Часто идеи, которые кажутся плохими, таковыми и являются. Но правильные безумные идеи, как правило, захватывают, они богаты последствиями, в то время как идеи просто плохие, как правило, вызывают депрессию.

Есть два способа комфортно нарушать правила: получать удовольствие от их нарушения и быть безразличным к ним. Я называю эти два случая агрессивным и пассивным независимым мышлением.

  • Агрессивно независимые - самые непослушные. Правила не просто не останавливают их, нарушение правил дает им дополнительную энергию. Для таких людей восторг от смелости проекта иногда является достаточным источником энергии активации, чтобы его начать.

  • Другой способ нарушить правила - не обращать на них внимания, а возможно, даже не знать об их существовании. Именно поэтому новички и аутсайдеры часто совершают новые открытия: их незнание принятых в той или иной области правил служит источником временной пассивной независимости. Аспи также, по-видимому, обладают своеобразным иммунитетом к общепринятым представлениям. Некоторые из моих знакомых говорят, что это помогает им рождать новые идеи.

Строгость и нарушение правил - странное сочетание. В популярной культуре они противоположны. Но популярная культура в этом отношении имеет неработающую модель. В ней неявно предполагается, что вопросы тривиальны, а в тривиальных вопросах строгость и нарушение правил противоположны. Но в вопросах, которые действительно важны, по-настоящему строгими могут быть только нарушители правил.

Мысль 14

Идея, которую не заметили, часто не доходит до полуфинала. 

Подсознательно вы ее видите, но потом другая часть вашего подсознания отбрасывает ее, потому что это слишком странно, слишком рискованно, слишком много работы, слишком противоречиво.

Это наводит на мысль о потрясающей возможности: если отключить такие фильтры, то можно увидеть больше новых идей.

Один из способов сделать это - спросить, какие идеи могли бы быть хорошими для кого-то другого. Тогда ваше подсознание не будет отсеивать их, защищая вас.

Вы также можете обнаружить упущенные идеи, если будете работать в другом направлении: начнете с того, что их заслоняет.

Каждый заветный, но ошибочный принцип окружен мертвой зоной ценных идей, которые остаются неисследованными, потому что противоречат ему.

Религии - это собрания заветных, но ошибочных принципов. Поэтому все, что может быть описано буквально или метафорически как религия, будет иметь в своей тени ценные неисследованные идеи. Коперник и Дарвин сделали открытия такого рода. [18]

В чем люди в вашей области религиозны, в смысле слишком привязаны к какому-то принципу, который, возможно, не так очевиден, как им кажется? Что становится возможным, если отбросить его?

Мысль 15-я

Люди проявляют гораздо больше оригинальности при решении проблем, чем при выборе способа их решения. Даже самые умные люди могут быть удивительно консервативны, когда решают, над чем работать. В работу над модными проблемами втягиваются люди, которые ни при каких других обстоятельствах не мечтали быть модными.

Одна из причин, по которой люди более консервативны при выборе проблем, чем решений, заключается в том, что проблемы - это более крупные ставки. Проблема может занимать вас годами, в то время как поиск решения может занять всего несколько дней. Но даже в этом случае я считаю, что большинство людей слишком консервативны. Они реагируют не только на риск, но и на моду. Немодные проблемы недооцениваются.

Один из самых интересных видов немодных проблем - это проблема, которая, как люди думают, уже полностью изучена, но это не так. Великие работы часто берут что-то уже существующее и показывают его скрытый потенциал.

Так поступали и Дюрер, и Уатт. Поэтому, если Вы интересуетесь областью, которая, по мнению других, уже полностью изучена, не позволяйте их скептицизму отпугнуть Вас. Люди часто ошибаются.

Работа над немодной проблемой может быть очень приятной. Нет ни шумихи, ни спешки. И оппортунисты, и критики заняты другим. Существующие наработки часто имеют старую закалку. И есть приятное чувство экономии, когда культивируются идеи, которые в противном случае были бы потрачены впустую.

Но самый распространенный тип упущенной проблемы не является явно немодным в том смысле, что он вышел из моды. Просто кажется, что она не имеет такого значения, какова на самом деле.

Как вы их находите? Путем самовнушения - давая волю своему любопытству и отгоняя, хотя бы на время, от себя тот маленький голосок в голове, который говорит, что нужно работать только над "важными" проблемами.

Работать над важными проблемами действительно нужно, но почти все слишком консервативны в том, что считать таковыми. И если в вашем районе есть важная, но не замечаемая проблема, то она, скорее всего, уже находится на экране вашего подсознания.

Поэтому попробуйте спросить себя: если бы вы собирались сделать перерыв в "серьезной" работе, чтобы поработать над чем-то просто потому, что это было бы действительно интересно, что бы вы сделали? Ответ, вероятно, важнее, чем кажется.

Оригинальность в выборе проблем, по-видимому, имеет даже большее значение, чем оригинальность в их решении. Именно это отличает людей, которые открывают совершенно новые области.

Поэтому то, что может показаться лишь начальным этапом - решение, над чем работать, - в некотором смысле является ключом ко всей игре.

Мысль 16

Одно из самых больших заблуждений относительно новых идей связано с соотношением вопросов и ответов в их составе. Люди думают, что большие идеи - это ответы, но зачастую истинная суть была заложена в вопросе.

Отчасти причина недооценки вопросов заключается в том, как они используются в школе. В школе они, как правило, существуют лишь короткое время, прежде чем на них будет дан ответ, подобно нестабильным частицам. Но по-настоящему хороший вопрос может быть гораздо большим, чем это.

По-настоящему хороший вопрос - это частичное открытие. Как возникают новые виды? Является ли сила, заставляющая предметы падать на землю, той же самой, которая удерживает планеты на их орбитах? Даже задавая такие вопросы, вы уже находитесь на захватывающе новой территории.

Вопросы, на которые нет ответов, могут быть неудобными, если их носить с собой. Но чем их больше, тем выше шанс найти решение - или, что еще интереснее, заметить, что два вопроса без ответа - это одно и то же.

Иногда вопрос приходится носить с собой долгое время. Зачастую великие дела начинаются с возвращения к вопросу, который вы впервые заметили много лет назад - даже в детстве - и не могли перестать над ним думать. Люди много говорят о том, как важно сохранять свои юношеские мечты, но не менее важно сохранять свои юношеские вопросы. [19]

Это одно из тех мест, где реальная экспертиза наиболее сильно отличается от распространенного представления о ней. В распространенном представлении эксперты уверены в себе. Но на самом деле чем больше вы озадачены, тем лучше, если (а) вещи, над которыми вы озадачены, имеют значение и (б) никто другой их не понимает.

Подумайте о том, что происходит в момент, предшествующий открытию новой идеи. Часто кто-то, обладающий достаточным опытом, озадачен чем-то. А это значит, что оригинальность отчасти состоит в озадаченности - в растерянности! Вам должно быть настолько комфортно, что мир полон загадок, что вы готовы их видеть, но не настолько комфортно, что вы не хотите их решать. [20]

Это замечательная вещь - быть богатым на вопросы без ответов. И это одна из тех ситуаций, когда богатые становятся еще богаче, потому что лучший способ получить новые вопросы - это попытаться ответить на уже существующие. Вопросы приводят не только к ответам, но и к новым вопросам.

Мысль 17

Лучшие вопросы растут в процессе ответа на них. 

Вы замечаете нить, торчащую из текущей парадигмы, и пытаетесь потянуть за нее, а она становится все длиннее и длиннее. Поэтому не стоит требовать, чтобы вопрос был очевидно большим, прежде чем пытаться на него ответить. Это редко можно предугадать. Трудно даже заметить нить, не говоря уже о том, чтобы предсказать, насколько она распутается, если за нее потянуть.

Лучше быть неразборчиво любопытным - потянуть немного за множество нитей и посмотреть, что получится.

Большие вещи начинаются с малого. Первоначальные версии больших вещей часто были просто экспериментами, или побочными проектами, или разговорами, которые затем перерастали в нечто большее. Поэтому начинайте с малого.

Плодовитость недооценивается. Чем больше разных вещей вы пробуете, тем больше шансов открыть для себя что-то новое. Однако следует понимать, что, пробуя многое, можно попробовать и многое, что не получится. Невозможно иметь много хороших идей, не имея при этом много плохих. [21]

Несмотря на то, что начинать с изучения всего, что уже было сделано, кажется более ответственным, пробуя, вы научитесь быстрее и получите больше удовольствия. И вы лучше поймете предыдущую работу, когда посмотрите на нее. Так что лучше начать. Что еще проще, если начинать с малого; эти две идеи подходят друг другу, как два кусочка пазла.

Как перейти от малого к чему-то выдающемуся?

Путем создания последовательных версий. Великие вещи почти всегда создаются последовательных версиях. Вы начинаете с чего-то маленького, развиваете его, и конечная версия оказывается одновременно и умнее, и масштабнее, чем все, что вы могли запланировать.

Особенно полезно создавать последовательные версии, когда вы делаете что-то для людей - быстро представить им первоначальную версию, а затем доработать ее в зависимости от их реакции.

Начните с самого простого, что может получиться. Удивительно, но часто так и происходит. Если нет, то это, по крайней мере, поможет вам начать.

Не пытайтесь впихнуть слишком много нового в одну версию. Этому есть названия: первая версия (слишком долгий срок поставки) и вторая (эффект второй системы), но оба они - лишь примеры более общего принципа.

Ранняя версия нового проекта иногда воспринимается как игрушка. Это хороший знак, когда люди так поступают. Это означает, что в нем есть все, что нужно новой идее, кроме масштаба, а за ним, как правило, следует успех. [22]

Альтернатива тому, чтобы начать с малого и развивать его, - это заранее планировать, что вы собираетесь делать. И планирование обычно кажется более ответственным выбором. Звучит более организованно: "Мы сделаем x, потом y, потом z", чем "Мы попробуем x и посмотрим, что получится". И это более организованно; просто это не так хорошо работает.

Планирование как таковое - это нехорошо. Иногда оно необходимо, но это необходимое зло - реакция на неумолимые условия. Это то, что приходится делать, потому что вы работаете с негибкими носителями или потому что вам нужно координировать усилия большого количества людей.

Если проекты небольшие и используются гибкие носители, то планировать их не нужно, а дизайн может развиваться.

Мысль 18

Рискуйте настолько, насколько можете себе позволить. На эффективном рынке риск пропорционален вознаграждению, поэтому ищите не уверенность, а ставку с высокой ожидаемой стоимостью. 

Если вы периодически не терпите неудачу, то, скорее всего, вы слишком консервативны.

Хотя консерватизм обычно ассоциируется со стариками, именно молодые люди склонны совершать эту ошибку. Неопытность заставляет их бояться риска, а ведь именно в молодости можно позволить себе больше всего.

Даже неудачный проект может быть ценным. В процессе работы над ним вы пересечете территорию, которую мало кто видел, и столкнетесь с вопросами, которые мало кто задавал. И, пожалуй, нет лучшего источника вопросов, чем те, которые возникают при попытке сделать что-то слишком сложное.

Используйте преимущества молодости, когда они у вас есть, и преимущества возраста, когда они у вас есть.

  • Преимущества молодости - это энергия, время, оптимизм и свобода.
  • Преимущества возраста - это знания, эффективность, деньги и власть.

Приложив усилия, можно приобрести некоторые из последних в молодости и сохранить некоторые из первых в старости.

Преимущество пожилых заключается еще и в том, что они знают, какими преимуществами обладают. Молодые часто имеют их, сами того не осознавая. Самое большое из них - это, пожалуй, время. Молодые даже не представляют, насколько они богаты временем.

Лучший способ использовать это время с пользой - использовать его немного несерьезно: узнать о чем-то, что вам не нужно знать, просто из любопытства, или попробовать построить что-то просто потому, что это будет круто, или стать в чем-то удивительно хорошим.

Это "немного" - важная оговорка. В молодости проводите время с пользой, но не тратьте его попусту. Есть большая разница между тем, что вы боитесь, что это будет пустой тратой времени, и тем, что вы точно знаете, что это будет так. Первое - это, по крайней мере, ставка, и, возможно, лучшая, чем вы думаете. [23]

Самое тонкое преимущество молодости, а точнее, неопытности, заключается в том, что вы смотрите на все свежим взглядом.

Когда ваш мозг впервые принимает какую-то идею, иногда они не совсем подходят друг другу. Обычно проблема заключается в мозге, но иногда - в идее. Какая-то ее часть неловко торчит и укоряет вас, когда вы о ней думаете. Люди, привыкшие к этой идее, научились ее игнорировать, но у вас есть возможность этого не делать. [24]

Поэтому, когда вы узнаете о чем-то впервые, обращайте внимание на то, что кажется неправильным или отсутствующим. У вас будет искушение проигнорировать это, поскольку с вероятностью 99% проблема заключается в вас. И, возможно, придется на время отложить свои опасения, чтобы продолжить работу. Но не забывайте о них.

Когда вы углубитесь в тему, вернитесь и проверьте, сохранились ли они. Если они все еще жизнеспособны в свете ваших нынешних знаний, то, вероятно, они представляют собой нераскрытую идею.

Мысль 19

Один из самых ценных видов знаний, получаемых с опытом, - это знание того, о чем не стоит беспокоиться.

Молодые знают все вещи, которые могут иметь значение, но не знают их относительной важности. Поэтому они беспокоятся обо всем поровну, в то время как следовало бы беспокоиться о нескольких вещах гораздо больше, а об остальных - почти не беспокоиться.

Но то, что вы не знаете, - это только половина проблемы неопытности. Вторая половина - это то, что вы знаете, но не знаете, что это так. Вы приходите во взрослую жизнь с головой, забитой всякой ерундой - приобретенными дурными привычками и ложными знаниями, и не сможете добиться высоких результатов, пока не избавитесь хотя бы от ерунды, мешающей той работе, которой вы хотите заниматься.

Многое из того, что осталось в вашей голове, было заложено школой. Мы настолько привыкли к школе, что бессознательно считаем посещение школы тождественным обучению, но на самом деле школа обладает множеством странных качеств, которые искажают наши представления об обучении и мышлении.

Например, школа прививает пассивность. С самого раннего детства перед классом стоит авторитет, который рассказывает всем, что вы должны выучить, а затем проверяет, справились ли вы.

Но ни уроки, ни тесты не являются неотъемлемой частью обучения; это лишь артефакты того, как обычно устроены школы.

Чем раньше вы преодолеете эту пассивность, тем лучше. Если вы еще учитесь в школе, попробуйте думать о том, что ваше образование - это ваш проект, а ваши учителя работают на вас, а не наоборот.

Это может показаться странным, но это не просто странный мысленный эксперимент. Это правда, причем правда экономическая, а в лучшем случае и интеллектуальная. Лучшие учителя не хотят быть вашими начальниками. Они предпочтут, чтобы вы продвигались вперед, используя их как источник советов, а не тянули их за собой, изучая материал.

Школы также создают у вас неверное представление о том, что такое работа. В школе вам рассказывают, какие бывают проблемы, и они почти всегда решаются с помощью того, чему вас уже научили.

В реальной жизни приходится самому разбираться в проблемах, и часто не знаешь, решаемы ли они вообще.

Но, пожалуй, самое худшее, что делают с вами учебные заведения, - это учат побеждать, взламывая тест. Так нельзя сделать великую работу. Вы не сможете обмануть Бога.

Поэтому перестаньте искать такие пути. Способ победить систему - это сосредоточиться на проблемах и решениях, которые другие упустили из виду, а не экономить на самой работе.

Не думайте, что вы зависите от того, что некий человек даст вам "большой шанс". Даже если бы это было правдой, лучшим способом получить его было бы сосредоточиться на хорошей работе, а не на погоне за влиятельными людьми.

И не принимайте близко к сердцу отказы комиссий. Качества, которые впечатляют приемную комиссию и призовые комитеты, совершенно не похожи на те, которые требуются для выполнения отличной работы. Решения отборочных комиссий имеют смысл лишь в той мере, в какой они являются частью цепи обратной связи, а таких очень мало.

Мысль 20

Люди, только начинающие работать в какой-либо области, часто копируют уже существующие работы. В этом нет ничего плохого по своей сути. Нет лучшего способа узнать, как что-то работает, чем попытаться воспроизвести это. Копирование также не обязательно делает вашу работу неоригинальной.

Оригинальность - это наличие новых идей, а не отсутствие старых.

Есть хороший способ копирования и плохой. Если вы собираетесь что-то копировать, делайте это открыто, а не тайком или, что еще хуже, неосознанно. Именно это имеется в виду в известной фразе "Великие художники воруют".

Действительно опасный вид копирования, тот, из-за которого копирование получило дурную славу, - это тот, который совершается без осознания этого, потому что вы не более чем поезд, бегущий по рельсам, проложенным кем-то другим. Но с другой стороны, копирование может быть признаком не подчинения, а превосходства. [25]

Во многих областях практически неизбежно, что ваши ранние работы будут в той или иной степени основаны на чужих. Проекты редко возникают в вакууме. Обычно они являются реакцией на предыдущую работу.

Когда вы только начинаете, у вас нет никаких предыдущих работ; если вы собираетесь реагировать на что-то, это должно быть чье-то другое. Как только вы утвердились, вы можете реагировать на свое собственное. Но хотя первое называют производным, а второе - нет, структурно эти два случая более схожи, чем кажется.

Как ни странно, но сама новизна самых новых идей иногда заставляет их поначалу казаться более производными, чем они есть на самом деле.

Новые открытия зачастую даже самими первооткрывателями задумываются как вариации уже существующих вещей, поскольку еще не существует концептуального словаря для их выражения.

Однако копирование, безусловно, таит в себе некоторые опасности. Одна из них заключается в том, что вы склонны копировать старые вещи - те, которые в свое время находились на границе познания, но теперь таковыми не являются.

И если вы копируете что-то, не стоит копировать все его особенности. Некоторые из них сделают вас смешными. Не копируйте, например, манеру поведения выдающегося профессора, которому 50 лет, если вам 18, или идиому поэмы эпохи Возрождения, написанной сотни лет спустя.

Некоторые черты вещей, которыми вы восхищаетесь, - это недостатки, вопреки которым они преуспели. Действительно, те черты, которые легче всего имитировать, скорее всего, являются недостатками.

Особенно это касается поведения. Некоторые талантливые люди - придурки, и это иногда заставляет неопытных людей думать, что быть придурком - это часть таланта. Это не так; талант - это всего лишь способ избежать наказания.

Один из самых мощных видов копирования - это копирование чего-то из одной области в другую.

История настолько полна случайных открытий такого рода, что, пожалуй, стоит дать волю случаю, сознательно изучая другие виды работ. Можно брать идеи из совершенно далеких областей, если позволить им быть метафорами.

Мысль 21

Негативные примеры могут быть столь же вдохновляющими, как и позитивные. На самом деле иногда можно больше узнать о плохом, чем о хорошем; иногда становится ясно, что нужно, только когда этого не хватает.

Если в одном месте собрано множество лучших людей в вашей области, то, как правило, нелишним будет посетить их на некоторое время.

Это повысит ваши амбиции, а также, показав вам, что эти люди - люди, повысит вашу уверенность в себе. [26]

Если вы искренни, то, скорее всего, получите более теплый прием, чем могли бы ожидать. Большинство людей, которые хорошо разбираются в чем-то, с удовольствием рассказывают об этом всем, кто искренне заинтересован. Если они действительно хороши в своей работе, то, скорее всего, она им интересна как хобби, а хоббисты всегда хотят поговорить о своем хобби.

Однако для того, чтобы найти действительно хороших людей, может потребоваться некоторое усилие. Делать хорошую работу настолько престижно, что в некоторых местах, особенно в университетах, существует вежливая фикция, что этим занимаются все. А это далеко не так.

Люди в университетах не могут говорить об этом открыто, но качество работы на разных факультетах очень сильно различается. На одних факультетах есть люди, которые делают отличную работу, на других - в прошлом, на третьих - никогда.

Ищите лучших коллег. Существует множество проектов, которые невозможно выполнить в одинок. Даже если вы работаете над тем, над которым можно, хорошо, когда есть люди, которые могут поддержать вас и поделиться идеями.

Коллеги влияют не только на вашу работу, но и на вас самих. Поэтому работайте с людьми, на которых вы хотите стать похожими, потому что так и будет.

Качество коллег важнее их количества. Лучше иметь одного-двух отличных, чем полный дом хороших. На самом деле это не только лучше, но и необходимо, если судить по истории: степень, в которой великие работы происходят в кластерах, говорит о том, что коллеги часто делают разницу между великими работами и нет.

Как узнать, что у вас достаточно хороших коллег? По моему опыту, когда это так, вы знаете. А значит, если вы не уверены, то, скорее всего, нет. Но можно дать и более конкретный ответ.

Вот попытка: достаточно хорошие коллеги предлагают удивительные идеи. Они могут видеть и делать то, что вы не можете.

Так что если у вас есть несколько достаточно хороших коллег, чтобы держать вас начеку в этом смысле, то вы, вероятно, перешагнули порог.

Большинству из нас полезно сотрудничать с коллегами, но некоторые проекты требуют людей более крупного масштаба, и начинать такой проект не каждому по силам.

Если вы хотите руководить подобным проектом, вам придется стать менеджером, а для хорошего управления, как и для любой другой работы, нужны способности и интерес. Если у вас их нет, то среднего пути нет: нужно либо заставлять себя учить менеджмент как второй язык, либо избегать таких проектов. [27]

Мысль 22

Берегите свой моральный дух. Это основа всего, когда вы работаете над амбициозными проектами. Его нужно лелеять и беречь, как живой организм.

Моральный дух начинается с вашего взгляда на жизнь. Если вы оптимист, то с большей вероятностью добьетесь высоких результатов, если вы считаете себя счастливчиком, чем если вы считаете себя жертвой.

Действительно, работа может в какой-то степени защитить вас от проблем. Если вы выберете чистую работу, то сами ее трудности будут служить вам убежищем от трудностей повседневной жизни. Если это и эскапизм, то очень продуктивный, к которому прибегали величайшие умы в истории.

Моральный дух укрепляется через работу: высокий моральный дух помогает вам хорошо работать, что повышает ваш моральный дух и помогает вам работать еще лучше. Но этот цикл работает и в обратном направлении: если вы плохо работаете, это может деморализовать вас и сделать это еще труднее.

Поскольку очень важно, чтобы этот цикл работал в правильном направлении, может быть хорошей идеей переключиться на более легкую работу, когда вы застряли, просто чтобы начать что-то делать.

Одна из самых больших ошибок амбициозных людей заключается в том, что они позволяют неудачам разрушить их моральный дух в один момент, как лопнувший воздушный шарик.

От этого можно защититься, если четко предусмотреть, что неудачи - это часть процесса. Решение сложных проблем всегда предполагает отступление.

А отличная работа - это поиск в глубину, корневым узлом которого является желание. Поэтому фраза "Если сначала не получается, попробуйте, попробуйте еще раз" не совсем верна. Должно быть так:

Если сначала не получается, то либо попробуйте еще раз, либо отступите, а затем попробуйте еще раз.

"Никогда не сдаваться" - тоже не совсем верно. Очевидно, что бывают случаи, когда правильным решением является катапультирование.

Более точным вариантом было бы следующее: никогда не позволяйте неудачам вводить вас в панику, заставляя отступать больше, чем нужно.

Следствие: никогда не отказывайтесь от корневого узла.

Если работа дается с трудом, это не обязательно плохой признак, так же как плохой признак - запыхаться во время бега. Все зависит от того, насколько быстро вы бежите. Поэтому научитесь отличать хорошую боль от плохой. Хорошая боль - признак усилий, плохая - признак повреждений.

Мысль 23

Аудитория - важнейший компонент морального состояния. Если вы ученый, вашей аудиторией могут быть ваши коллеги; в искусстве это может быть аудитория в традиционном понимании.

В любом случае она не должна быть большой. Ценность аудитории не растет линейно с ее размером. Это плохая новость, если вы знамениты, но хорошая, если вы только начинаете, потому что это означает, что небольшой, но преданной аудитории может быть достаточно, чтобы поддерживать вас.

Если горстка людей искренне любит то, что вы делаете, этого достаточно.

По мере возможности избегайте посредников между вами и вашей аудиторией. В некоторых видах работы это неизбежно, но избавление от них настолько раскрепощает, что, возможно, лучше перейти на смежный вид деятельности, если это позволит вам работать напрямую [28].

Люди, с которыми вы проводите время, также оказывают большое влияние на ваше моральное состояние. Вы обнаружите, что есть люди, которые повышают Вашу энергию, а есть те, кто ее понижает, причем эффект, оказываемый человеком, не всегда соответствует ожиданиям.

Ищите людей, которые повышают Вашу энергию, и избегайте тех, кто ее понижает. Хотя, конечно, если есть кто-то, о ком нужно позаботиться, это имеет приоритет.

Не выходите замуж за человека, который не понимает, что Вам нужно работать, или рассматривает Вашу работу как конкуренцию за Ваше внимание. Если вы амбициозны, вам нужно работать, это почти как медицинское состояние, поэтому тот, кто не позволяет вам работать, либо не понимает вас, либо понимает, но не заботится об этом.

В конечном счете, мораль - это физическое состояние. Вы думаете своим телом, поэтому важно заботиться о нем.

Это означает регулярные физические нагрузки, правильное питание и сон, а также отказ от наиболее опасных видов наркотиков. Бег и ходьба - особенно хорошие виды физической нагрузки, поскольку они способствуют развитию мышления. [29]

Люди, которые делают отличную работу, не обязательно счастливее всех остальных, но они счастливее, чем были бы, если бы не делали этого. На самом деле, если вы умны и амбициозны, то опасно не быть продуктивным. Люди, которые умны и амбициозны, но не добиваются многого, обычно становятся озлобленными.

Мысль 24

Желание произвести впечатление на других людей - это нормально, но выбирайте правильных людей. 

Мнение людей, которых вы уважаете, - это сигнал. Слава, которая является мнением гораздо большей группы людей, которую вы можете уважать, а можете и не уважать, просто добавляет шум.

Престижность той или иной работы - это в лучшем случае индикатор, а иногда и вовсе ошибочный. Если вы делаете что-либо достаточно хорошо, вы сделаете это престижным. Поэтому вопрос о типе работы заключается не в том, насколько он престижен, а в том, насколько хорошо он может быть выполнен.

Конкуренция может быть эффективным мотиватором, но не позволяйте ей выбирать проблему за вас.

Не позволяйте себе гоняться за чем-то только потому, что это делают другие. И вообще, не позволяйте конкурентам заставлять вас делать что-то более конкретное, чем просто усердно работать.

Любопытство - лучший проводник. Любопытство никогда не обманывает, и оно знает больше, чем вы, о том, на что стоит обратить внимание.

Обратите внимание, как часто встречается это слово. Если бы вы спросили у оракула, в чем секрет отличной работы, и он ответил бы вам одним словом, я бы поставил на "любопытство".

Это слово не переводится как совет. Недостаточно просто быть любопытным, и в любом случае любопытством нельзя управлять. Но вы можете развивать его и позволять ему управлять вами.

Любопытство - это ключ ко всем четырем этапам в выполнении большой работы: оно выберет для вас область, приведет вас к границе, заставит вас заметить пробелы в ней и побудит вас исследовать их. Весь процесс - это своеобразный танец с любопытством.

Мысль 25

Хотите верьте, хотите нет, но я старался сделать это эссе как можно короче. Но его длина, по крайней мере, означает, что он действует как фильтр. Если вы дошли до этого места, значит, вы заинтересованы в том, чтобы делать большую работу. И если это так, то вы уже находитесь дальше, чем можете предположить, потому что набор людей, готовых хотеть этого, невелик.

Факторы, способствующие выполнению большой работы, - это факторы в буквальном, математическом смысле слова: способности, интерес, усилия и удача. 

С удачей, по определению, ничего нельзя поделать, поэтому ее можно игнорировать. А вот усилия можно принять, если вы действительно хотите сделать большую работу. Таким образом, проблема сводится к способностям и интересу.

Можете ли вы найти такую работу, где ваши способности и интерес будут сочетаться, чтобы вызвать взрыв новых идей?

Здесь есть основания для оптимизма. Существует очень много различных способов выполнения отличной работы, и еще больше тех, которые еще не открыты.

Из всех этих разновидностей работы та, к которой вы больше всего подходите, скорее всего, очень близка. Возможно, даже комически близка. Вопрос только в том, как ее найти и как далеко заведут вас ваши способности и интерес. И ответить на этот вопрос можно, только попробовав.

Гораздо больше людей могут попытаться сделать великую работу, чем делают. Их удерживает от этого сочетание скромности и страха. Кажется самонадеянным пытаться стать Ньютоном или Шекспиром.

Это также кажется трудным; несомненно, если вы попытаетесь сделать что-то подобное, у вас ничего не получится. Предположительно, расчет редко бывает явным. Мало кто сознательно решает не пытаться делать великие дела. Но вот то, что происходит подсознательно, - это факт: они уклоняются от ответа на вопрос.

Поэтому я хочу сделать с вами хитрый трюк.

Вы хотите делать отличную работу или нет? 

Теперь вам придется решать сознательно. Извините за это. Я бы не стал делать это с широкой аудиторией. Но мы уже знаем, что вам это интересно.

Не беспокойтесь о том, что это самонадеянно. Вы не обязаны никому рассказывать. А если это будет слишком сложно и вы не справитесь, что с того? У многих людей есть проблемы и похуже. На самом деле Вам повезет, если эта проблема окажется худшей из всех, которые у Вас есть.

Да, вам придется много работать. Но, опять же, многим людям приходится много работать.

И если вы работаете над тем, что вам очень интересно, а это обязательно произойдет, если вы идете по правильному пути, то работа, вероятно, будет казаться вам менее обременительной, чем многим вашим сверстникам.

Открытия уже есть, они ждут своего часа. Почему бы не сделать их Вам?

Примечания

[1] Я не думаю, что можно дать точное определение того, что считается великой работой. Великая работа означает, что вы делаете что-то важное настолько хорошо, что расширяете представления людей о том, что возможно. Но порога важности не существует. Это вопрос степени, и зачастую в любом случае трудно судить об этом в данный момент. Поэтому я бы предпочел, чтобы люди сосредоточились на развитии своих интересов, а не беспокоились о том, важны они или нет. Просто попытайтесь сделать что-то удивительное, а уж будущие поколения смогут сказать, удалось ли вам это.

[2] Многие стендап-комедии основаны на подмечании аномалий в повседневной жизни. "Вы когда-нибудь замечали...?". Новые идеи приходят, когда речь идет о нетривиальных вещах. Это может объяснить, почему реакцией людей на новую идею часто является первая половина смеха: "Ха!

[3] Это второе уточнение имеет решающее значение. Если вы в восторге от чего-то, что большинство авторитетов отвергает, но не можете дать более точного объяснения, чем "они этого не понимают", то вы начинаете дрейфовать в область чудаков.

[4] Поиск того, над чем можно работать, - это не просто поиск соответствия между текущей версией вас и списком известных проблем. Часто приходится эволюционировать вместе с проблемой. Именно поэтому иногда бывает так трудно понять, над чем работать. Пространство поиска огромно. Оно представляет собой картезианское произведение всех возможных видов работ, как известных, так и еще не найденных, и всех возможных будущих версий Вас.

Перебрать все это пространство невозможно, поэтому приходится полагаться на эвристику, генерирующую перспективные пути через него, и надеяться, что лучшие совпадения будут сгруппированы. А они не всегда будут таковыми; различные виды работ были собраны вместе в равной степени как в силу исторических случайностей, так и благодаря внутреннему сходству между ними.

[5] Есть много причин, по которым любопытные люди с большей вероятностью сделают отличную работу, но одна из самых тонких заключается в том, что, забрасывая широкую сеть, они с большей вероятностью найдут то, над чем нужно работать в первую очередь.

[6] Также может быть опасно делать что-то для аудитории, которая, по вашему мнению, менее искушена, чем вы, если это заставляет вас говорить с ней свысока. На этом можно заработать много денег, если делать это в достаточно циничной манере, но это не путь к великой работе. Не думаю, что кому-то, использующему такой образ действий, есть до этого дело.

[7] Эту идею я почерпнул из книги Харди "Апология математика", которую я рекомендую всем, кто стремится к великой работе, в любой области.

[8] Точно так же, как мы переоцениваем то, что можем сделать за день, и недооцениваем то, что можем сделать за несколько лет, мы переоцениваем ущерб, наносимый затягиванием работы на день, и недооцениваем ущерб, наносимый затягиванием работы на несколько лет.

[9] Обычно нельзя получить деньги за то, что вы делаете именно то, что хотите, особенно на начальном этапе. Есть два варианта: получать деньги за работу, близкую к желаемой, и надеяться, что удастся продвинуть ее ближе, или получать деньги за что-то совсем другое и заниматься собственными проектами на стороне. Оба варианта могут работать, но у обоих есть недостатки: в первом случае ваша работа по умолчанию ставится под угрозу, а во втором вам приходится бороться за то, чтобы найти время для ее выполнения.

[10] Если вы правильно выстроите свою жизнь, то цикл "фокус - отдых" будет осуществляться автоматически. Идеальный вариант - это офис, в котором вы работаете и из которого ходите пешком.

[11] Возможно, есть очень неумные люди, которые делают отличную работу, не прилагая к этому сознательных усилий. Если расширить это правило на такой случай, то оно приобретает следующий вид: Не пытайтесь быть никем, кроме как лучшим.

[12] Это усложняется в такой работе, как актерство, где целью является создание фальшивой личности. Но и здесь можно попасть под влияние. Возможно, в таких областях следует придерживаться правила: избегать непреднамеренного аффекта.

[13] Безопасно иметь убеждения, которые вы считаете неоспоримыми, если и только если они также не поддаются фальсификации. Например, безопасно иметь принцип, согласно которому все должны иметь равное отношение к закону, поскольку предложение, содержащее "должен", на самом деле не является утверждением о мире, и поэтому его трудно опровергнуть. А если нет доказательств, которые могли бы опровергнуть один из ваших принципов, то не может быть и фактов, которые нужно было бы игнорировать, чтобы сохранить его.
[14] Аффектация легче поддается лечению, чем интеллектуальная нечестность. Аффектация - это часто недостаток молодых, который со временем сгорает, в то время как интеллектуальная нечестность - это скорее недостаток характера.

[15] Разумеется, вы не должны работать именно в тот момент, когда у вас возникла идея, но, скорее всего, вы работали совсем недавно.

[16] Некоторые утверждают, что подобный эффект оказывают психоактивные вещества. Я отношусь к этому скептически, но в то же время почти не знаю об их действии.

[17] Например, вы могли бы уделить n-й наиболее важной теме (m-1)/m^n своего внимания, при некотором m > 1. Конечно, вы не могли бы распределить свое внимание так точно, но это, по крайней мере, дает представление о разумном распределении.

[18] Принципы, определяющие религию, должны быть ошибочными. В противном случае их может принять любой человек, и тогда не будет ничего, что отличало бы приверженцев этой религии от всех остальных.

[19] Неплохо было бы попробовать написать список вопросов, которые вас интересовали в юности. Возможно, вы обнаружите, что теперь в состоянии что-то сделать с некоторыми из них.

[20] Связь между оригинальностью и неуверенностью приводит к странному явлению: поскольку люди, придерживающиеся общепринятых взглядов, более уверены, чем люди независимые, это дает им преимущество в спорах, хотя в целом они глупее.
Лучшие лишены всякой убежденности, а худшие
полны страсти.
[21] Заимствовано из высказывания Лайнуса Полинга "Если вы хотите иметь хорошие идеи, у вас должно быть много идей".

[22] Нападение на проект как на "игрушку" аналогично нападению на высказывание как на "неуместное". Это означает, что более существенная критика не выдерживается.

[23] Один из способов определить, тратите ли вы время впустую, - спросить, производите ли вы его или потребляете. Написание компьютерных игр с меньшей вероятностью будет пустой тратой времени, чем игра в них, а игра в игры, где вы что-то создаете, с меньшей вероятностью будет пустой тратой времени, чем игра в игры, где вы этого не делаете.

[24] Еще одно преимущество заключается в том, что если вы еще ничего не сказали публично, то не будете предвзято относиться к доказательствам, подтверждающим ваши прежние выводы. При достаточной честности в этом отношении можно было бы достичь вечной молодости, но это удается немногим. Для большинства людей наличие ранее опубликованных мнений имеет эффект, аналогичный идеологии, только в количестве 1.

[25] В начале 1630-х годов Даниэль Майтенс нарисовал картину, на которой Генриетта Мария вручает лавровый венок Карлу I. Затем Ван Дейк нарисовал свою собственную версию, чтобы показать, насколько он лучше.

[26] Я намеренно нечетко определяю, что такое место. На данный момент нахождение в одном и том же физическом месте имеет преимущества, которые трудно повторить, но это может измениться.

[27] Это неверно, когда работа, которую должны выполнять другие люди, очень ограничена, как в случае с SETI@home или Bitcoin. Возможно, можно расширить область, в которой оно ложно, определив аналогичные ограниченные протоколы с большей свободой действий узлов.

[28] Королларий: Создание чего-то, что позволяет людям обходить посредников и напрямую взаимодействовать со своей аудиторией, вероятно, является хорошей идеей.

[29] Возможно, полезно всегда ходить или бегать по одному и тому же маршруту, потому что это освобождает внимание для размышлений. Мне так кажется, и этому есть некоторые исторические свидетельства.

Оригинал статьи можно прочитать по ссылке http://www.paulgraham.com/greatwork.html

Аватар Сергей Воробьёв
Сергей Воробьёв @sesevor
Бухгалтер на удаленкеФриланс
📍Краснодар, Россия

Профессиональный счетовод и клубный переводчик

3 комментария 👇
Алексей Сорокин , Руковожу клубом предпринимателей 1 августа 2023

Пол Грэм - один из топовых авторов, которые формировали моё мировоззрение.

Спасибо за перевод!

  Развернуть 1 комментарий

@bigsmart, подобные переводы почему-то всегда заставляют прям резко бросить всё и начать читать) на самом деле, вот из всего того, что было в переводах, самые полезные для себя мысли увидел здесь, и ещё у Джеймса Клира, но он больше практик, психолог, как-никак..

  Развернуть 1 комментарий

топ

  Развернуть 1 комментарий

😎

Автор поста открыл его для большого интернета, но комментирование и движухи доступны только участникам Клуба

Что вообще здесь происходит?


Войти  или  Вступить в Клуб